1.Лечебно-охранительный режим
2.Лечебное питание
3.Фитотерапия
4.Иглорефлексотерапия
5.Гомеопатия
6.Психотерапия и др.
В ранней фазе болезни при преимущественно суставной форме ревматоидного артрита с минимальной и средней активностью процесса назначают препараты хинолинового ряда (резорхин, делагил или плаквинил по 0,2-0,25 г после ужина) в течение года. Эти препараты вследствие способности тормозить активность плазматических клеток обладают слабым иммунодепрессивным действием, а также могут ингибировать пролиферативный компонент воспаления. Необходимо помнить, что при появлении лейкопении, дерматита, симптомов «морской болезни» необходимо снизить дозу препарата или прервать лечение, а при более серьезных нарушениях со стороны органов зрения – отменить их. Больной, получающий эти препараты, 1 раз в квартал должен быть осмотрен окулистом. Если заболевание после года лечения хинолиновыми препаратами продолжает прогрессировать, то показано применение хризотерапии. Ингибируя избыточную продукцию иммуноглобулинов, активность ферментов и окислительно-восстановительные процессы в клетках, соли золота тем самым подавляют иммунопатологические реакции, а, следовательно, и прогрессирование заболевания. Золото, накапливаясь в организме, особенно в почках и органах ретикулоэндотелиальной системы, обладает длительным действием, поэтому лечение этими препаратами может вызвать ремиссию процесса и по праву считается одним из лучших методов лечения РА: На курс лечения больной должен получать 1-1,5 г металлического золота: в/мышечно одну инъекцию в неделю по 10; 17; 34; и 50 мг (но не более) до получения больным 1,0-1,5 г золота. Затем переходят на поддерживающие дозы – одна инъекция в 2-4 недели по 50 мг.
Подробнее
Еще в 1965 году выдающийся отечественный кардиолог академик А.Л. Мясников описал картину гиперреактивности. В 1 разделе «Патогенез» монографии "Гипертоническая болезнь и атеросклероз" он подчеркивал «… избирательность этих реакций, то есть способность реагировать повышением артериального давления на определенные личные переживания, сами по себе не отличающиеся может быть особенной силой, но в индивидуальном отношении очень важные, хотя и тонкие (часто «сокровенные»)». Эти воздействия главным образом имеют связь с положением человека в обществе, то есть зависят от социальных влияний. Обычно их содержанием служит страх, беспокойство за свою судьбу, за результаты выполняемой работы или по поводу отношения коллектива, начальства и т.п.
Действительно, часто удается уловить экзогенный социальный фактор, например, при изучении гипертензии «белых халатов» или гипертензии на рабочих местах. Но гораздо чаще пусковой фактор тонет в забытом анамнезе и перед врачом встает картина затянувшихся болезненных проявлений. При хронических длительных ситуациях в сфере межличностного общения нередко развивается состояние хронического стресса, которое получило название «burn out» (выгорание), обозначающее эмоциональное истощение.
А.Л. Мясникову принадлежит термин «гиперреактивность», которая играет важную роль в патогенезе НЦД. Под этим названием фигурируют временные гипертензивные реакции в тех случаях, когда еще не состоялась гипертоническая болезнь. Очевидно, что для того, чтобы выявить признаки гиперреактивности, следует создать провоцирующее воздействие и следить за динамикой ответа.
В 1996 г. итальянский ученый P. Nazzaro опубликовал данные тестирования контрольной группы нормотензивных пациентов, больных с семейно-наследственным анамнезом и с пограничной гипертензией. В ответ на провоцирующие сигналы (звук, электрический или словесный раздражители) он получил достоверное различие по данным динамики кожного сопротивления и кожной температуры. Интересно, что психологические стрессовые воздействия давали более выраженную реакцию, чем физические факторы.
Подробнее
НЦД является полиэтиологическим заболеванием. В большинстве случаев не удается выделить ведущие и второстепенные факторы. Этиологические факторы можно подразделить на предрасполагающие и вызывающие.
Этиологические факторы НЦД
1. Предрасполагающие факторы НЦД:
· наследственно-конституциональные особенности организма, функциональная недостаточность или чрезмерная реактивность структур головного мозга, регулирующих деятельность вегетативной нервной системы;
· физиологически обусловленная «ранимость» гипоталамической области;
· психологические особенности личности (неуверенность в себе, ощущение своей неполноценности, безинициативность и безволие, отсутствие целеустремленности, пессимизм, необщительность, замкнутость, склонность к депрессии);
· плохие социально-экономические условия;
· образ жизни и отдых (неупорядоченный режим, конфликтные ситуации на работе, в быту, гиподинамия и т.д.).
2. Разрешающие факторы НЦД:
· острые и хронические психоэмоциональные и социально-бытовые стрессовые ситуации;
· перенесенная острая и рецидивирующая носоглоточная инфекция;
· воздействие физических и химических факторов;
· хроническая алкогольная и табачная интоксикация;
Подробнее
Почти сто лет не прекращается дискуссия, связанная с необычной патологией, изучением которой занимаются терапевты, кардиологи, психиатры, психотерапевты и которая до сих пор представляет больше вопросов, чем ответов. Ее изучают интенсивно кардиологи, хотя в 10 Международной классификации болезней (МБК-10) она помещена в рубрику психических заболеваний. Наконец, до сих пор однозначно не решен кардинальный вопрос: заболевание это или синдром? Даже высказываются соображения, что этого заболевания нет вообще, а диагноз ставится, чтобы как-то отразить множество не совсем понятных клинических проявлений.

Так, в докладе комитета по радиационной защите и здравоохранению, опубликованному в Париже в 1996 году, указывается: «…врачи испытывают серьезное давление в смысле необходимости ответа на потребности пациентов и в смысле выработки приемлемого диагноза, и «вегетативная дистония» была очень удобной, так как она совпадает с любым набором симптомов … этот диагноз характеризуется неясными симптомами и не подтверждается четкими диагностическими анализами. Диагноз вегетативной дистонии был специально выдуман, так как он совпадает с любым набором симптомов».
Сложность проблемы лечения заключается в том, что, опираясь на отрицательные признаки (отсутствие того или иного проявления), трудно строить программу целенаправленной терапии и невозможно контролировать ее эффект. Поэтому до сих пор нет многоцентровых кооперативных исследований НЦД, где на единой платформе формировались бы обобщенные рекомендации.
Подробнее
Синдром длительного раздавливания (СДР), синонимы: синдром сдавливания, краш-синдром, миоренальный синдром, травматическая миоглобинурия, травматический токсикоз – это своеобразное патологическое состояние, развивающееся в результате длительного закрытого повреждения (размозжения) значительного массива мягких тканей. Оно складывается из местных и общих симптомов. Последние, включающие проявления шока, острой почечной недостаточности (ОПН) и миооглобулинурию; признаны ведущими, они определяют прогноз.
СДР в военных условиях наблюдался у пострадавших при разрушении зданий и различных укрытий вследствие артиллерийского обстрела и особенно авиационной бомбардировки. В мирное время случаи СДР возникают при обвалах шахт, рудников, землетрясениях.
Среди жертв атомной бомбардировки Хиросимы эта патология наблюдалась в 20%. В случае применения ядерного оружия СДР будет встречаться заметно чаще, чем в прошлые войны и, по-видимому, будет представлять собой одну из характерныхх форм боевой патологии.

Клиника

СДР отличается циклическим фазовым течением, в связи с чем его разделяют на три периода: ранний, промежуточный и поздний (М.И.Кузьмин).
В раннем периоде (продолжительность 2-3 дня), начинающимся в скоре (через несколько десятков минут или несколько часов) после освобождения после сдавления, появляются как общие, так и местные симптомы. Местные симптомы характеризуются быстрым нарастанием напряженного отека пострадавшей части тела (обычно конечности); кожа при этом приобретает синюшную (бледно-синюшную) окраску, холодна на ощупь. В дальнейшем на коже образуются пузыри, нередко содержащие геморрагическую жидкость. Развивающиеся в это время (с первых часов) общие гемодинамические расстройства характерны для шока в его торпидной фазе (артериальная гипотония, тахикардия и др.).
Подробнее
При взрывах бомб, снарядов, мин и т.п. возникает взрывная (ударная) волна, то есть поток сжатого воздуха, с большой скоростью распространяющийся во все стороны от центра взрыва. Поражающее действие взрывной волны в условиях применений ядерных боеприпасов
чрезвычайно возрастает.
В настоящее время воздействие ударной волны на человека понимается как сложный комплекс внешних раздражителей.
Поражения людей вызываются:
1) резким перепадом атмосферного давления, вызывающим общее сотрясение, сдавление, закрытую черепно-мозговую травму и т. п.
2) осколками боеприпасов, вторичными снарядами (камни, стекло)
3) ударом при падении
4) акустической травмой.
Безусловное значение в развитии патологии придается также психической травме в очаге.
Таким образом, при поражении ударной волной, помимо травм хирургического профиля, возможно развитие контузий и реактивных состояний.
Основополагающая роль в патогенезе контузий принадлежит нейро-эндокринным нарушениям. Функциональные расстройства ц.н.с при контузиях усугубляются структурными изменениями различных отделов головного мозга, в том числе ядер гипоталамуса, гипофиза, вызванными закрытой травмой черепа. Вторичные изменения определяются гипоксией мозга вследствие развития циркуляторной и респираторной недостаточности, повышением внутричерепного давления (отек мозга), связанным с усилением ликворообразования.
Подробнее
Лечение ожоговой болезни может быть только патогенетическим.
1. Главным звеном патогенеза на всем протяжении ОБ является, как показал Т.Я.Арьев, выпадение многообразных функций кожного покрова в связи с его некрозом.
Ожоговая рана – это своеобразный аффект ОБ. Потому восстановление целостности и функциональной полноценности кожного покрова остается единственным радикальным патогенетическим методом лечения ОБ.
2. Методы общего лечения являются подчиненными, что однако не умаляет их значения. Они способствуют возможности осуществления операции в оптимальные сроки и в полном объеме, повышают вероятность их успеха, обеспечивают компенсацию нарушенных функций и реабилитацию организма как в ходе оперативного лечения, так и после его завершения.
Таким образом, основными элементами патогенетического лечения ОБ должна быть компенсационная и реабилитационная терапия.
Патогенетическая компенсационная терапия конкретизируется в виде терапии синдромологической. Ориентировка на синдром делает выбор терапии более целеустремленным и гибким и индивидуализированным.
Синдром шока. Патогенетической терапией является противошоковая инфузионная терапия, направленная на компенсацию послеожоговой плазмопотери. Для оценки ее эффективности существенное значение имеет измерение почасового диуреза.
Общие синдромы наслаиваются друг на друга и могут переходить из одного периода в другой. Так, синдром ОПН, термического поражения дыхательных путей (ТПДП), ДВС, возникнув вместе с синдромом ожогового шока в 1 периоде ОБ, могут прослеживаться и дальше – во П и Ш периоде.
Подробнее
Поражающее действие термических факторов в условиях современной войны несомненно увеличивается, что обусловлено возможным применением ядерного оружия и зажигательных средств. Следовательно, возрастает и частота термических поражений, тяжесть которых зависит от площади и глубины ожога.
При ограниченных глубоких ожогах (до 10% поверхности тела) или обширных поверхностных ожогах общая реакция может быть невыраженной, обратимой. При глубоких ожогах площадью боле 10% наблюдается развитие сипмтомокомплеса, который называется ожоговой болезнью. Он включает в себя как местное изменение со стороны обожженных тканей, так и нарушение функций внутренних органов, нервной системы и обмена веществ, патогенетически связанных с ожогом. В сложных патологически механизмах изменений внутренних органов при ожоговой болезни, обусловленных массивными повреждениями тканей в области ожога, можно выделить следующие основные звенья:
1) патологическая афферентная импульсация, ведущая к изменениям функций ц.н.с и эндокринной системы (прежде всего гипофизо-адреналовой систем) и, следовательно, к нейроэндокринным регуляторным нарушениям;
2) массивная плазмопотеря, приводящая к расстройствам гемодинамики с резкими генерализованными нарушениями микроциркуляции, химизма крови, водно-электролитного, белкового балансов и кислотно-щелочного равновесия;
3) развитие токсемии, вследствие всасывания продуктов некроза тканей, бактериальных эндо- и экзотоксинов, недоокисленных продуктов нарушенного метаболизма;
Подробнее
Современная огнестрельная травма характеризуется множественностью, обширностью и глубиной повреждения тканей. Высокая скорость полета ранящего снаряда приводит к внутритканевому взрыву с мощной, болевой импульсацией, приводящей к значительным нарушениям в деятельности центральной нервной системы и последующим сдвигом в функции нейро-эндокринной, нейро-гуморальной, иммунно-биологической и других системах организма. Клинически эти сдвиги проявляются в виде синдромов шока, коллапса, комы, анемии, токсемии, раневой инфекции и т.п. Все это во многом определяет частоту и тяжесть внутриорганной патологии.
Обобщение опыта оказания терапевтической помощи раненым в условиях горно-пустынной местности в Афганистане позволяет внести некоторые уточнения и дополнения. Изменения внутренних органов и систем, развивающиеся в различные периоды лечения, были выявлены у 28,9% раненых. При анализе было выявлено, что преобладали ранения нижних (35,4%) и верхних (17,1%) конечностей, политравма (21,1%), затем шли ранения груди (8,6%), живота (7,0%) и головы (6,5%). Реже встречались ранения таза и тазовых органов (2,9%), шеи и позвоночника (1,4%).
Висцеральная патология чаще встречалась у раненых с проникающими ранениями, а также при повреждении длинных трубчатых костей и крупных суставов.
О тяжести ранения можно судить по наличию шока (у 42,1% раненых), частоте посттравматических синдромов (раневая инфекция и гнойно-резорбтивная лихорадка были в 18,8% случаев), величине кровопотери (более 1 л. у 36,8% раненых) и исходам (летальность 7,8%). Сроки первичной хирургической обработки раны (до 4 час.- 56%; 4-12 час- 29,5%; 12-24 час- 9,6%) свидетельствуют о своевременном оказании раненым помощи. У большинства раненых (73%) отмечалось пониженное питание.
Подробнее
Отечественные ученые Н.И.Пирогов, С.П.Боткин, Н.А.Вельяминов и другие уже в Х1Х веке обратили внимание и стали изучать возникновение у раненых и контуженных патологических изменений со стороны внутренних органов. Значительный вклад в разработку этой проблемы внесли русские ученые в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период (Т.Я.Араев, Б.П.Кушелевский, Н.С.Молчанов, Е.В.Гембицкий), в том числе ученые Ленинградского ГИДУВа им. С.М.Кирова (И.С.Вайнберг, О.К.Хмельницкий и др.).
Оснащение армий ядерным оружием, зажигательными средствами и новыми видами огнестрельного оружия приводят к значительному утяжелению травмы вообще и патологических сдвигов в функциях внутренних органов в частности. Отсюда становится очевидной актуальность своевременного выявления патологических процессов со стороны внутренних органов и выработки соответствующих лечебно-профилактических мер. В этом аспекте трудно переоценить роль терапевта в диагностике и лечении заболеваний внутренних органов у раненых, обожженных и пораженных ударной волной.
Подробнее