Лечение сибирской язвы предусматривает этиотропную патогенетическую и симптоматическую терапию. Основными средствами воз­действия на возбудителя сибирской язвы являются антибиотики в сочетании с противосибиреяэвенным иммуноглобулином. Чаще всего применяют пени­циллин в дозе 2—4 млн. ЕД в сутки (для взрослых) при 6-кратном введении. Продолжительность курса зависит от клинического эффекта, но должна быть не менее 7—8 сут. В случае подозрения или развившейся септической формы болезни дозу пенициллина целесообразно увеличить в 4—5 раз (до 16— 20 млн. ЕД в сутки). Полезно сочетание пенициллина с цепарином, особенно в случаях тяжелого течения болезни, можно применять и другие антибиотики (тетрациклины, левомицетин, гентамицин), дозировка и курс которых зависят от формы и тяжести болезни. Необходимо отметить, что применение антибио­тиков не всегда предотвращает увеличение размеров карбункула, отека и не приводит к быстрому снижению температуры.
Лечебная доза специфического иммуноглобулина в случаях легкого течения не превышает 20 мл, при среднетяжелом — 20—40 мл, а при тяже­лом — 60—80 мл в сутки. Курсовая доза может при этом составить 300— 400 мл (при лечении септической формы).
Очень важное значение имеет патогенетическая терапия, особенно при лечении тяжелых форм болезни, направленная на снятие токсикоза, нормали­зацию гемодинамики, коррекцию кислотно-основного равновесия и электро­литного баланса.
Подробнее
Клиническая диагностика сибирской язвы основывается как на общих, так и локальных проявлениях болезни. При локализованной форме наличие характерного карбункула со значительным перифокальным отеком, регионарный лимфаденит, отсутствие или резкое снижение болезненности в месте локализации процесса, наличие общетоксических проявлений (лихорадка, головная боль, рвота, бессонница) указывают на сибирскую язву, а наличие при этом характерного эпиданамне-за почти всегда безошибочно помогает диагностировать эту патологию. В дифференциальном плане приходится учитывать некоторую внешнюю схожесть сибиреязвенного карбункула со стафилококковыми карбункулами и фурункулами, однако наличие резкой болезненности в месте локального процесса последних свидетельствует против сибирской язвы. В клиническом анализе крови при сибирской язве не отмечается каких-либо выраженных изменений, кроме небольшого лимфоцитоза, тогда как для стафилококкового и стрептококкового процесса характерен острый сдвиг формулы влево. Определенную трудность в диагностике можно встретить при наличии редко встречающихся разновидностей процесса (буллезная форма) в случаях дифференциального диагноза со стрептодермией. При этом решающее значе­ние придается эпиданамнезу и данным лабораторного исследования.
Диагноз септической формы болезни всегда очень труден. Наибольшая сложность возникает при дифференциальном диагнозе с пневмониями. В этом случае диагностике поможет наличие плеврального выпота, обычно серозного или серозно-геморрагического характера, медиастинита и расширенных теней корней легких.
Подробнее
Материалы о патогенезе этой инфекции весьма противоречивы.
Считается, что возникновение той или иной клинической формы сибирской язвы зависит от путей проникновения возбудителя.
Так, кожная форма развивается при попадании возбудителя через кожу, кишечная — через желудочно-кишечный тракт, легочная — в результате вдыхания спор, которые, прорастая затем в легочной ткани, вызывают сиби­реязвенную пневмонию. Известно подразделение сибирской язвы на на­ружную (поражение кожи и слизистых) и внутреннюю, или висцеральную, с подразделением ее на кишечную и легочную. Другие авторы подразделяют сибирскую язву на кожную, кишечную, легочную и септическую, каждая из которых может быть первичной или вторичной, причем вторичные септические формы являются лишь осложнением кожной, кишечной или легочной форм болезни.
В настоящее время можно считать установленным, что генерализация процесса развивается вне зависимости от пути заражения. Инфекционный процесс начинается с захвата спор макрофагами и заноса их по лимфатиче­ским путям в ближайшие лимфоузлы.
В этих узлах происходят размножение, последующая гематогенная диссе-минация возбудителя во все органы и ткани с исходом в септицемию, время возникновения которой зависит от степени вирулентности возбудителя и количества спор. Споры, введенные в дыхательные пути при аэрогенном зараже­нии, в трахее и бронхах не прорастают. Большая часть их удаляется из дыхательных путей с бронхиальным секретом. Оставшиеся споры могут зано­ситься макрофагами, как при подкожном заражении, в регионарные лимфо­узлы средостения, бронхов, трахеи, где и развивается инфекционный процесс, причем первичная сибиреязвенная пневмония при респираторном заражении не развивается. Энтеральное заражение при условии целости эпителиального покрова желудочно-кишечного тракта не приводит к развитию болезни.
Подробнее
В Гродненской облоасти последний случай в 1978 году в Берестовицком районе. За послевоенный период переболело 127 животных и 12 жителей села. Случаи регистрировались в 62 населенных пунктах.
Основным источником возбудителя сибирской язвы для человека являются больные сельскохозяйственные жи­вотные. Они заразны в течение всего периода болезни и выделяют возбуди­тель во внешнюю среду с мочой, калом, кровянистым экскретом легких, слюной и т. п. После их гибели заразными являются все органы и ткани, в том числе шкуры, шерсть, кости и т. п.
Пути заражения человека многообразны. Однако заражение обычно происходит при попадании возбудителя сибирской язвы на поврежденные (царапины, ссадины, мелкие порезы) наружные покровы тела при уходе за больными животными, вскрытии трупов, снятии шкуры и разделке туши. Заражение возможно при соприкосновении с различными видами сырья, получаемого от больных животных. Известны случаи заболевания в результа­те употребления в пищу инфицированного мяса и мясных продуктов, не подвергшихся достаточной термической обработке. Возможно заражение аспирационным путем, а также после «укуса» инфицированными слепнями и мухами-жигалками. Нередки случаи заражения человека через почву или предметы, ею загрязненные. Достоверные факты заражения человека от человека неизвестны.
Заболеваемость сибирской язвой преобладает среди сельского населения активного трудового возраста, причем она носит спорадический характер, однако имеют место и групповые заболевания.
Подробнее
Возбудитель сибирской язвы — Bacillus anthracis. Представ­ляет собой относительно крупную палочку длиной 3—8 (иногда до 10) нм, шириной 1—1,5 нм. Встречается в 2 формах — бациллярной (вегетативной) и споровой, обладает способностью образовывать капсулу, покрывающую как отдельные особи, так и несколько микробных клеток одновременно. Палочки в мазках располагаются в одиночку, парами или цепочками. Концы палочек в местах их соединения слегка вогнутые. Хорошо окрашиваются всеми основ­ными анилиновыми красителями, по Граму красятся положительно. Капсулы красятся генцианвиолетом (по Ребигеру), леффлеровской синькой (по Рома­новскому—Гимзе) или сафранином (по Ольту).
Возбудитель сибирской язвы — факультативный аэроб. Температурный оптимум роста на агаре — 35—37 °С, в бульоне — 32—33 °С. Оптимум рН среды — 7,2—7,6. Может развиваться на любых питательных средах, со­держащих аминокислоты. На агаровых питательных средах обычно образует крупные матовые колонии с затемненным центром и бахромчатой периферией. При росте в бульоне образуется хлопьевидный осадок на дне, бульон остается прозрачным.
Вне организма человека и животного сибиреязвенные палочки могут образовывать споры.
Вирулентность обусловлена капсулой и экзотоксином, содержащим так называемые отекообразующий, летальный и протективный компоненты. Выде­лен ряд сибиреязвенных бактериофагов, некоторые из них используют для идентификации возбудителя.
Вегетативные формы сибиреязвенной палочки относительно малоустойчи­вы: при 55 °С они погибают через 40 мин, при 60 °С—через 15 мин, при кипячении — мгновенно. Прямой солнечный свет убивает их за несколько часов. Различные дезинфицирующие вещества (5 % раствор карболовой кислоты, 1 % раствор сулемы, 5 % раствор хлорной извести, формалин, пере­кись водорода) убивают вегетативные формы в течение нескольких минут.
Подробнее
Сибирская язва (антракс; anthrax, pustula maligna—лат.)—острая инфекционная болезнь, характеризующаяся у человека преимущественным поражением наружных покровов, но встречающаяся и в генерализованной форме.
Распространение. Сибирская язва отмечена на всех континентах, однако заболеваемость преобладает в странах Азии, Африки и Южной Америки с развитым животноводством.
В Азии, по данным ВОЗ, наибольшее число случаев заболеваний людей сибирской язвой отмечается в Иране, Ираке и Турции.
Если в развивающихся странах эпидемиология сибирской язвы носит традиционные черты, характеризуясь преимущественными заражениями лю­дей от животных в процессе ухода за ними, убоя, манипуляции с тушей, то эпидемиологической особенностью сибирской язвы в экономически развитых странах является преобладание профессиональной заболеваемости, обуслов­ленной заражениями от инфицированного животного сырья, главным обра­зом импортного происхождения.
Подробнее
Она состоит из комплекса ветеринарных, хозяйственных и санитарно-медицинских мероприятий и включает ликвидацию инфекции среди сельскохозяйственных животных, обеззараживание объектов внешней среды в их окружении, обеззараживание продуктов и сырья животного про­исхождения, создание устойчивости к инфекции у людей,
Вакцинацию и ревакцинацию проводят живой вакциной в соответствии с прилагаемым к препарату наставлением. Необходимо правильное определе­ние контингентов для прививок с учетом эпидемиологических и эпизоотологи-ческих показаний. Однако вакцинация должна рассматриваться как вре­менная профилактическая мера в борьбе с бруцеллезом. Главное — это строгое соблюдение санитарно-гигиенических и ветеринарных правил и прове­дение комплекса мероприятий.
Подробнее
При лечении больных бруцеллезом стремятся к купиро­ванию генерализации процесса, уменьшению сенсибилизации организма и восстановлению нарушенных функций. Первое место в лечении острой формы бруцеллеза занимают антибактериальные средства. Широко применя­ют препараты тетрациклинового ряда, назначаемые внутрь по 0,3—0,5 г 4 ра­за в сутки. Эффективен рифампицин (бенемицин, рифадин) в суточных дозах 0,9 г в капсулах. Левомицетин и стрептомицин из-за токсических свойств применяют редко.
Антибиотики назначают по прерывисто-курсовой схеме. На высоте генера­лизации первый купирующий курс лечения продолжается до 10—12-го дня устойчивой нормализации температуры. С интервалами в 7—10 дней прово­дят 1—2 повторных курса лечения по 10—12 дней в тех же дозах. При прове­дении повторных курсов целесообразно использовать другой антибиотик с целью воздействия на устойчивые формы возбудителя.
Для уменьшения специфической сенсибилизации показано применение антигистаминных препаратов (димедрол, супрастин, пипольфен), модулято­ров иммунитета (левамизол и др.). Назначение аутогемотерапии способству­ет десенсибилизирующему эффекту.
Восстановление функциональных нарушений со стороны нервной системы проводят с помощью препаратов седативного и тонизирующего действия, витаминов группы В, фосфолипидов (глицерофосфат). Хороший эффект оказывает внутривенное введение 40 % раствора глюкозы. Коррекция водно-электролитных потерь при обильных и частых потах достигается приемом внутрь жидкости и электролитов. При выраженном болевом синдроме приме­няются анальгетики (анальгин, бутадион).
Лечение больных хроническим бруцеллезом проводят комплексно. Анти­бактериальные средства используют лишь в случаях обострении и рецидивов болезни. Применяют антибиотики по тем же схемам, что и при остром бру­целлезе. У больных с клиникой последствий бруцеллеза назначение их нецеле­сообразно.
Подробнее
При бруцеллезе клиническая диагнос т-и к а нередко бывает трудной. В начальном периоде больным с острым бруцеллезом часто устанавливают диагноз гриппа, ангины, острого бронхита, пневмонии. Кратковременность этих заболеваний, отсутствие системного поражения органов ретикулоэндотелиальной системы, характерные особенности лихорадки позволяют быстро уточнить диагноз.
Острый бруцеллез дифференцируют с тифо-паратифозными заболевания­ми. При брюшном тифе выявляется цикличность симптоматики, нарастает интоксикация, имеются
Клиническим сходством с бруцеллезом и общими эпидемиологическими факторами характеризуется лихорадка Ку. Исключение лихорадки Ку следу­ет производить с помощью специфических лабораторных тестов. Много общих черт с острым бруцеллезом у орнитоза. Для него, однако, типичны постоянная лихорадка, выраженная интоксикация. Учитывают также эпид-анамнез — контакт с птицами или продуктами птицеводства.
Имеют также сходство с острым бруцеллезом инфекционный мононуклеоз и доброкачественный лимфоретикулез, сопровождающиеся лихорадкой не­правильного типа, реакцией органов ретикулоэндотелия, небольшой инто­ксикацией, миалгиями и артралгиями. Но при них отсутствуют выраженные ознобы и потливость; своеобразны изменения гемограммы.
В связи с учащением иерсиниозов, имеющих немало общих клинических признаков с острым бруцеллезом, необходимо уметь их отличать. Опираться в диагнозе можно на рано появляющуюся при иерсиниозе мелкорозеолезную сыпь, шелушение кожи, появление желтухи, отсутствие ознобов и потов.
В южных районах страны необходимо дифференцировать острый бру­целлез от клещевого спирохетоза, малярии, висцерального лейшманиоза.
Подробнее
Острая форма бруцеллеза начинается после инкубаци­онного периода, средняя продолжительность которого составляет около 3 нед, однако у значительной части заболевших период инкубации может продол­жаться до 2 мес и более. Температура тела с первого дня достигает 39—40 °С, иногда она носит характер высокого субфебрилитета. Для лихорадки при остром бруцеллезе свойственны значительная длительность (до нескольких недель) и повторные приступообразные повышения температуры, отделенные более или менее длительными ремиссиями, периодами нормальной или суб-фебрильной температуры. Еще одной чертой лихорадки при остром бруцелле­зе является неправильный тип суточной кривой со значительными колебания­ми и нередкой повторной сменой в течение одних суток периодов гиперпи-рексии, умеренно повышенной и нормальной температуры. Больные бруцелле­зом легко переносят повышение температуры. Нередко в период лихорадки они продолжают выполнять свои служебные обязанности и домашние дела. Изредка (1—2 %) приходится наблюдать длительную, не прерывающуюся лихорадку. У большинства же больных температурная реакция проявляется в виде 3—7-дневных, а нередко даже однодневных волн. Разнообразны по длительности и безлихорадочные периоды, продолжающиеся иногда 1-1'/2 мес. Лихорадочные приступы повторяются 3—5 раз, реже больше, но заболе­вание может закончиться после первого приступа.
. Ранний признак бруцеллез­ной инфекции — резко выраженная потливость, сохраняющаяся на всем протяжении заболевания.
Ранний клинический признак бруцеллеза — диффузное увеличение лим­фатических узлов. Наряду с отчетливым увеличением периферических, увеличиваются и лимфоузлы прикорневой зоны легких и брыжейки.
Подробнее