» Пропедевтика внутренних болезней » Сборник научных статей » РАННЯЯ ДИАГНОСТИКА СЕПТИЧЕСКОГО СИНДРОМА ДВС В ГРУППЕ ПАЦИЕНТОК АКУШЕРСКОГО ПРОФИЛЯ
Гнойно-септические осложнения при беременности являются одной из наиболее значимых причин развития синдрома ДВС и материнской летальности. Раннее выявление данного синдрома является ключевым для эффективной терапии. В связи с этим актуальным является поиск новых эффективных методов ранней диагностики синдрома ДВС.
Цель исследования. Оценка эффективности применения определения уровня Д-димеров для ранней диагностики синдрома ДВС при гнойно-септических осложнениях у пациенток акушерского профиля.
Методы исследования. Клиническая группа состояла из 32 больных с гнойно-септическими осложнениями в период беременности и в послеродовый период, в том числе больных с послеродовыми эндометритами – 12 (37,5%), с септическими абортами – 16 (50%), с гнойным пиелонефритом, осложнившимся уросепсисом во время беременности – 4 (12,5%). Всем пациенткам измерялись показатели традиционной коагулограммы (АЧТВ, фибриноген, ПТИ, тромбоциты), а также уровень Д-димеров методом иммунометрического анализа сэндвичевого типа. Диагноз сепсис и синдром системного воспалительного ответа выставлялся на основании международных критериев (ACCP и SCCM, 1992), диагноз синдрома ДВС базировали на критериях, рекомендуемых Международным обществом тромбоза и гемостаза (ISTH SSC, 2001). Результаты выражали в виде среднего ± стандартное отклонение, для оценки значимости различий использовали тест Манна-Уитни.
Результаты исследования. Из 32 пациенток 11 (34,3% (17,8-50,7 ДИ 95%)) был выставлен диагноз сепсис, из них у 4-х пациенток верифицирован септический шок (12,5% (1,0 – 23,9 ДИ, 95%)). Далее пациентки, в зависимости от наличия или отсутствия у них синдрома ДВС, были разделены на 3 группы: (1) ДВС исключен – 20 человек; (2) синдром ДВС I – 8 человек; (3) синдром ДВС II-III – 4 человека. Из данных, представленных в таблице, видно, что показатели традиционной коагулограммы (АЧТВ, ПТИ, фибриноген, тромбоциты) значимо изменяются только при декомпенсированном синдроме ДВС (ДВС-II-III). При этом результаты данных тестов у пациенток на стадии ДВС I не отличались от таковых для пациенток, у которых наличие ДВС было исключено.
Единственным показателем, реагирующим на ранней стадии ДВС, явился уровень Д-димеров. Так, концентрация данного параметра увеличивалась более чем в 2 раза, по сравнению с группой без ДВС.
На основании проведенных исследований можно сделать следующие выводы: 1) показатели рутинной коагулограммы (АЧТВ, ПТИ, фибриноген, тромбоциты) могут использоваться только для выявления поздних стадий синдрома ДВС, и не чувствительны к гиперкоагуляционной фазе этого синдрома; 2) определение уровня Д-димера является ранним и чувствительным маркером развития синдрома ДВС I.


Печать